Автор: Сергей Глянцев

Сумской поэт

Сергей Глянцев
Сергей Глянцев

Все стихи автора:

 

Герб города Сумы

-1 —

Идёт тропой лесною, не торопясь, обоз,

Забит не хитрым крамом, скрыпучий, старый воз,

Поделки расписные, в мешках дырявых соль

И в сулие огромной, домашний алкоголь.

Волы, не торопливо, идут своим путём,

Размеренно шагая и думая о том,

Как утолить им жажду, глотком сырой воды,

Идут ведь из далёка, голодны и худы.

И тут казак бывалый, что здесь не первый год,

Обозы охраняет, к колодцу их ведёт.

Заброшенный и старый, забытый навсегда,

О нём не всякий знает, но их ведёт нужна.

Заглянув, слава Богу, в колодце есть вода,

Ведра лишь не хватает, но это не беда.

Берут ведро, верёвку, связав плохим узлом,

Ведро бросают в пропасть, и мыслят лишь о том,

Чтоб зачерпнуть водицы, холодной, ключевой,

И чтоб водой студёной, запит был алкоголь.

И вдруг верёвка рвется и новое ведро,

В колодце остаётся, ребятам не свезло.

Но уж, не тут, то было, не им добро терять

И солевозы рьяно, хотят ведро достать.

Берут железну кошку, верёвку, по прочней

И начинают смело, ловить ведро. Парней,

Подстёгивает жажда и жаль ведро терять,

Вот зацепили вроде, но, не могу понять;

Ведро, потяжелело. И кто б из них мог знать,

Что тянут из пучины, уж вовсе, не ведро,

А сложенное в торбу, воровано добро.

Глядят и пот холодный, их прошибает;

Кровь, кипит, клокочет в жилах,

Забыв про алкоголь, глазищи видят злато,

А приоткрытый рот, от удивленья,

Рожам, лишь смеху придаёт.

Такая вот удача, нежданная, была,

Бросают кошку снова, и торба серебра,

Висит на ржавых крючьях, опять холодный пот,

Ну что ребята, с Богом! Колодец выдаёт, ещё одну торбыну,

Червонцев золотых, вот это куш, давай-ка, мы сосчитаем их.

— 2 —

Не сметное богатство, пред нищими лежит,

Огнём пылает злато и сердце бередит.

Откуда столько денег, в колодце завелось,

Их точно не чеканил, своим копытом лось.

А, кто? Когда? Откуда? Их в торбы собирал,

И прятал, зная дело, чтоб леший не достал.

То вор седой, дубравный, погрязший во грехах,

Что долги годы грабил и наводил здесь страх,

Сокрыл, своё богатство, не сметное, в глуши,

Чтоб остывало злато и серебро, в тиши,

Воды дубравной, чистой, колодезной, немой,

Награбленному золоту, необходим покой.

Чтоб смыть с него, проклятье смертельное,

Огонь, чтобы утих с годами,

И не обжёг ладонь, убийцы рокового.

Была, чтоб смыта кровь, оно лежит и киснет,

Чтоб появиться вновь, очищенной монетой,

Желанной, дорогой, и уж никто не знает, какая в злате боль…

И может, этот случай, всего лишь только быль,

Его напел когда-то, под чарок звон, ковыль,

Тогдашним краеведам, история хитра,

Но интересный случай, до селе сберегла,

Оставив отпечаток;  на гербе городском,

Теперь три торбы видим, с ворованным добром…

Дата публикации: 27.05.2018


Детский дом

— 1 —

Представь себе, приют сиротский, он мрачен. Ветхий старый дом,

В котором  жизнь, бурлит, клокочет, не много, знаем мы о нём.

Там  атмосфера, гробовая, и ужас в сердце проникает,

Страшит своим, холодным льдом, в нём столько мук, страданий,

Стон;  прошедших, юных поколений, их жизнь склоняла на колени,

И детских слёз лилась река, солёная и глубока;

Здесь, тени прошлого встают, и спать детишкам не дают.

Лишь редкий луч, сердечных встреч, остудит пламенную печь;

Когда приходят, добры люди, неся в своих сердцах, ЛЮБОВЬ,

Им не до пламенных прелюдий, они как ангелы. Что вновь,

Спустились к раненным созданьям, чтобы утешить, приласкать,

Ну и конечно, снять страданья, а некоторым, семьи дать…

Сплошь в дырах, старые матрасы, на древних койках, пыль лежит,

Прогнивший пол, никто не красит и мрак под окнами стоит.

Ну что, печальная картина, кто б воспитал в нём, дочь иль сына,

Своё мы любим и храним, тревожимся за ним одним.

Но что за злое разделенье, чужие дети и свои,

Такое злое поведенье, безнравственно, его гони.

— 2 —

Сто тысяч маленьких детей, осиротевших и убогих,

Поставлены судьбой, за дверь, не вызывают слёз у многих.

К ним нет уж, жалости у нас, нам безразлична их судьбина,

Другое, лишь печалит нас; бесчувственны мы, как скотина.

А кто из нас, чтоб, не кривя, своей убогою душою,

К ним в гости заходил любя, окутав чувством их, порою.

Когда они с ребячьих дней, не знают жалости и ласки,

Любви не ведали, о ней, они читали только в сказке.

Да и рассказы лет былых, им не читает на ночь мама,

Не гладит, не целует их, живут среди людского срама.

За что, отвергнуты они? За что, над ними мир смеётся?

За то, что малые они? И сердце кровью обольётся,

Когда, в твою ладонь большую, вдруг ляжет детская рука,

И ангел нежный, бровь нахмурит, заплачешь ты наверняка.

Как сердце трепетное бьётся, ты чувствуешь своей рукой,

И в твоём сердце отдаётся, тот стук, печалью гробовой.

И смотрит, чистыми глазами и руки тянет, будто к маме,

Ища  любви, чужих людей. Как не жалеть таких детей?

Как быть холодным, равнодушным, к таким невинным и послушным,

Ведь чадо не смогло познать: Что есть? Слова, отец и мать,

Что есть? Забота милых рук, и что отец, навеки друг,

И что святитель Николай, семьи не даст, как не желай.

И сердце детское, с годами, черствеет,

Горькими слезами, лицо омыто, без любви, без сожаленья, без семьи…

— 3 —

И коль, в Вас есть, великодушье и по подобью, Ты рождён,

Зайди к ним в гости, равнодушье, средь них растает, словно сон.

Даруй любовь, и чувство снова, пройдя сквозь морок детских душ,

К тебе вернётся, искрой новой, пылающей, ещё к тому ж.

Зажги в них радость, дай надежду и добрым словом приласкай,

Неси конфеты, дай одежду и о любви, не забывай  !!!

Дата публикации: 27.05.2018


Погибшему герою

Воспеть величие царя? Его безумье, как отвагу?

Кровавый пир, средь алтаря? Воздав ему елей, как благо.

Когда, кровавою рукой, он нами правит не умело,

И кровь людскую льёт рекой, по большей части, то, без дела.

И слёзы льёт седая мать, натянута в ней, кажда жила,

И как же ей, не горевать, коль сына в гроб она сложила,

Надевши тяжкие вериги. Над ним попы читают книги,

Он в царство вечное идёт, не зная, что его там ждёт.

И призрак сумрачный солдата, летит туда, где дом, где хата,

Где смеха нет, а счастье просто, где не грызёт его короста,

Нажравщий щёки, генерал, что честь и совесть промотал.

Он не идёт, летит, как птица и в пору, за него молиться,

И ставить свечи к образам, скажите: Легче станет Вам?

Когда отпев, заупокойну, по чарке бахнув, славу войну,

Мы воздадим; слезясь, стеная, мы вспомним,

Что за волю края, сложил Он молодость свою,

Погиб, как воин он, в бою!!!

Рубя своих врагов за дело, он пули обходил их смело,

Идя в атаку, грозен был и лишь снаряд, его сгубил.

Который в землях, яму роет и всё вокруг, огнём накроет,

Рассыпав смертное железо, как будто, àдская трàпеза,

Устроена, на месте том, он стал предтечей похорон.

Накинув, чёрный плат на маму, наделал горя,

Двери храму, открыл неистовой волной,

И плачут те, кто не чужой, родной, погибшему мальчишке,

Их горе, не опишешь в книжке, в их сердце, ужас не унять.

Зачем, дано судьбой, страдать, тому, кто счастия не ведал,

Не досыпал, и не обедал, и не был баловень судьбы.

Как вы; призренные рабы, что начали войну кроваву,

В ней видя деньги и забаву.

И огалтевшие князья, уже, народу не друзья…

И ропот, смуту подымает, на брата брат,

Война не знает, ни сожаленья, ни чеснот,

И если так, народ умрёт !!!

Дата публикации: 27.05.2018